Глава 8. В поисках

Несколько дней подряд Люба занималась своими обычными делами и ничего не спрашивала у гномов про пропавшего профессора. Они с Аней договорились, что если сами гномы не хотят пока говорить, то и они не станут у них ничего выспрашивать. Кроме того, девочки не хотели выдавать Пряткина и Незабудку, которые случайно выболтали им тайну своего прилета. Но узнать больше, разумеется, Любе очень хотелось, поэтому она выбрала другую тактику. Она вела себя так, словно совсем потеряла интерес к гномам и не приставала к ним с вопросами. Гномы, разумеется, заметили изменения в поведении Любы, и многие смущенно отводили глаза при встрече с девочкой. Особенно по этому поводу переживала Незабудка.


- Понимаешь, - говорила она, когда они с Любой оставались наедине, - я бы с радостью тебе всё рассказала, но я не могу нарушить указание Александра. Он же мой начальник.

И вот, в один прекрасный день, как раз когда Люба с Аней читали сказки, сидя на лавочке среди малины, из соседнего куста вышел гном Александр.

- Здравствуй, Люба, привет, Аня.- Поздоровался он.

- Добрый день, - холодно ответила Люба.

- Привет, привет, - нехотя поздоровалась Аня.

Воцарилась минутная пауза. Гном, видимо, не знал с чего начать разговор.

- Понимаете, - заговорил он, наконец, - я всё понимаю.

Аня посмотрела на него недоуменно, а Люба произнесла:

- Мы тоже понимаем, что ты понимаешь.

- Погодите, - встряла Аня, которая не любила пространных разговором, - кто что понимает? Я вот ничего не понимаю!

- Это гном так говорит, - объяснила Люба, нарочито обращаясь только в Ане, - что мы еще маленькие, чтобы знать зачем они сюда прилетели, а то что мы тут устроили для них дом - это всё не считается.

- Считается, считается, - запротестовал Александр, - вы очень здорово нам помогаете. Мы не хотели просто взваливать на ваши хрупкие плечи ещё и наши проблемы.

Аня посмотрела на свои плечи, а потом на плечи гнома.

- Мои плечи больше твоих, - логично вывела она.

- Ну, хорошо, хорошо, - сдался, наконец, Александр, - я вам всё расскажу.

Девочки затаили дыхание. Они так боялись спугнуть гнома, что когда позади Александра из кустов выглянула кошачья морда кота Васьки, Люба даже и не пошевелилась. Кот, впрочем, вел себя абсолютно спокойно. Видимо, он решил прилечь в тени куста малины, чтобы отдохнуть от дневного зноя.

-Ладно, - начал Александр, - мы прилетели сюда недавно, и в самый первый день прилета Люба спасла меня от страшного хищника в лесу, так что она имеет полное право знать цель нашего путешествия.

- От страшного хищника? - Испуганно переспросила Аня, недоверчиво взглянув в сторону леса.

- От кота Васьки, - успокоила её Люба.

- У нас здесь что-то вроде спасательной экспедиции,- продолжил гном. - Дело в том, что давным-давно, примерно шестьдесят лет назад, один знаменитый гном, ученый, исследователь и путешественник, отправился в космос на на новом космическом корабле, чтобы найти прародину гномов, которую, как ему казалось, он отыскал, читая старинные книги в большой гномьей библиотеке.

- Так вы — инопланетяне? - Снова изумилась Аня, за что Люба бросила на неё сердитый взгляд. Ей не хотелось перебивать гнома во время его рассказа.

- В какой-то мере - да.

- А как звали того гнома? - Не унималась Аня.

- У гномов имена отражают их профессию. Полное имя того гнома очень длинное и почетное. У нас каждому человеку при рождении дается простое имя, причем всем одинаковое. Мы называемся просто: "Гном". Со временем гном растет, чему-то учится, добивается успехов в каком-то деле, и его имя меняется. Оно начинает отражать его профессию: повар, учитель, художник. И чем больше достижений у гнома в своей профессии, тем длиннее у него имя. Например, если гнома звали просто "повар", то со временем его могут называть "повар лучший морских моллюсков готовящий", если перевести на ваш язык. А имя того ученого-путешественника было таким большим, что представляло собой целую книгу. Но можно называть его просто - Профессор, если перевести на ваш язык. Так вот, отправился Профессор на новом космическом корабле, который он сам и придумал, в далёкий космос. Где он только не побывал, и ото всюду слал на свою родную планету сообщения. Писал он, что близок уже к разгадке и вот-вот найдет родину гномов, откуда все гномы появились, как вдруг связь с ним пропала. Ждали мы месяц, два, нет от Профессора никаких вестей. Стали гномы вычислять, где он в последний раз передавал сообщение и оказалось, что это было как раз на вашей планете. Направили тогда гномы все свои радары и телескопы на планету Земля и стали слушать, но услышали только шум и грохот: тогда у вас война большая была. Испугались мы тогда, что погиб наш Профессор, попав на дикую планету к злобным существам, и уже было отчаялись, как вдруг получили сигнал с Земли. Сигнал не с самого корабля, и не от Профессора, а всего лишь с маленького разведывательного спутника, который использовался, чтобы передавать сигналы на родную планету. Спутник взлетел высоко в небо, связался с планетой гномов и показал как выглядит сверху место, где приземлился корабль, а также он успел передать, что сам Профессор жив и здоров и живет у девочки Маши.

- И что же это было за место? - Не выдержала Люба

- Спутник показал вид на вашу деревню.

- А где именно?

- Этого мы не успели понять, - вздохнул гном, - через секунду после передачи спутник исчез. Сначала мы думали, что его сбили вражеские самолёты, но, учитывая то, что размером он был не больше мухи, скорее всего его съела какая-нибудь птичка.

- А что же вы так долго не прилетали? - Поинтересовалась Аня после минутной паузы. - Война-то давным-давно закончилась.

- Мы сразу организовали спасательную экспедицию, - возмутился гном, - но лететь на вашу планету очень долго. А прилетев, мы еще месяц кружили в космосе, выжидая удобный случай для приземления. Ведь не известно, что случилось с первым кораблём. Мы тоже не хотели попасть в какую-нибудь ловушку.

- Вот это история, - тихо произнесла Люба, как только гном закончил свой рассказ, - теперь понятно, почему вы ото всех прячетесь. Но, почему же вы сразу не рассказали мне всё?

- А чем ты могла бы нам помочь? Ты и так много сделала для нашей экспедиции, и мы не хотели тебя еще больше утруждать. Мы облазили всю деревню и даже окрестный лес, но нигде не нашли ни Профессора, ни каких-то следов его пребывания. Наверное, мы ошиблись.

- И что вы теперь будете делать? - Спросила Аня

- Скрее всего, - вздохнул Александр, - мы отправимся обратно ни с чем.

- И когда?

- Завтра, утром, перед рассветом, - заявил гном, вставая.

- Нет, погодите, - остановила его Люба, - вы не должны так быстро сдаваться.

- А что нам еще можно сделать? Мы всё перепробовали и нам остается только что сидеть и ждать чуда. Но, к сожалению, Профессор сам к нам не придет и не скажет, вот мол я.

Тут кот Васька, которому надоело лежать под кустом, потянулся, выгнул спину и, подойдя поближе к Любе, громко мяукнул.

- Да еще хищники тут ходят всякие, - насторожился гном, - я не могу подвергать всех такой опасности.

Люба взяла кота на руки:

- Он никого не тронет. А я могла бы вам помочь, дайте мне только время.

- Я понимаю твои чувства, - печально улыбнулся гном, - тебе хочется нам помочь, но чем может помочь маленькая девочка целой экспедиции ученых?

- Я не маленькая! - Вскипела вдруг Аня.

- Это он про меня говорит, - пояснила ей Люба. - Послушайте, дайте мне хотя бы три дня, и я постараюсь что-нибудь узнать о вашем Профессоре.

- Спасибо, конечно, - неуверенно произнес Александр, - но что ты можешь узнать такого, чего не могли бы узнать мы?

- Мы многое умеем, чего не могут гномы, - поспешно заявила Люба, пытаясь удержать вырывающегося из рук кота.

- Ну и что же? - Недоверчиво спросил гном.

Люба растерялась. Поначалу кажется очевидным, что большой человек имеет множество преимуществ по сравнению с маленьким гномиком, но если попытаться назвать хоть одно из их, то в голову ничего сразу и не приходит.

Неожиданно на помощь подруге пришла Аня:

- Мы можем разговаривать с другими людьми, а вы - нет! - Заявила она.

- Это, действительно, преимущество, - согласился гном. - Хорошо, мы можем подождать еще день, максимум - два. Потом просто будут очень неудобные условия для отлёта. Но сомневаюсь я, что у вас что-то получится. А сейчас прошу меня извинить, мне пора готовить экспедицию к отлету.

Гном встал, развернулся и направился к дому. Девочки остались одни.

- Ну, и где мы будем искать этого Профессора? - Спросила Люба, выпуская кота из рук.

Аня пожала плечами:

- Не знаю, давай у бабушки спросим.

- А ведь и верно!- На Любу словно снизошло озарение. - Наши бабушки как раз были маленькими девочками 60 лет назад, они должны что-то знать. С какой бабушки начнем?

- С твоей, конечно, - заявила Аня.

- Почему это?

- Да потому, что твою бабушку зовут Машей. А по словам гнома, Профессор жил у девочки Маши.

Люба была поражена до глубины души таким неожиданным открытием. Конечно, как же она сама об этом не догадалась! Ведь всё совпадает: и имя, и возраст. Нужно было срочно переговорить с бабушкой, но только где она сейчас? Люба была готова уже броситься на поиски, как бабушка сама дала о себе знать. Она выглянула из окна и позвала девочек обедать.

Обедали молча. Люба не знала как начать разговор, а Аня стеснялась что-то спросить, ведь это была не её бабушка. Когда обед закончился, Аню позвали домой, и Люба осталась с бабушкой наедине. Наконец, бабушка Маша закончила хлопотать на кухне и присела за стол, попить вместе с Любой чаю. Девочке показалось, что это самый удобный момент для начала разговора. Она налила бабушке чая в большой бокал, достала конфетки из буфета и, пододвинув бокал к бабушке, как бы невзначай спросила:

- Бабуль, а когда ты была маленькая, у тебя дома водились какие-нибудь крошечные человечки?

Бабушка Маша чуть не подавилась, услышав такое. Она пристально взглянула на Любу, затем потрогала её лоб своей шершавой холодной рукой.

- Тебе надо меньше бывать на солнце, - сказала она, отпивая чай, - , ничего такого у меня дома не водилось.

- Ну, может, ты немного подзабыла. Может, было что-то такое необычное и ма-а-а-ленькое.

- Эх, - вздохнула бабушка, вспоминая своё детство, - маленького полно чего было, но только всё обычное: тараканы, клопы, блохи. Тогда война была, время тяжелое было. Ни поесть нормально, ни помыться. Папа мой на фронте был, мама работала с утра до ночи. Я одна росла.

- Жаль, - вздохнула Люба, - она поняла, что пропавший гном у бабушки Маши точно не жил, иначе бы она запомнила. - А может, домовые какие или там кикиморы? - С надеждой в голосе произнесла девочка.

- Да что ты, - усмехнулась бабушка, беря еще одну конфетку, - это всё сказки. Никаких домовых не бывает.

- Конечно, сказки, - согласилась Люба, - но, может, тебе подружки что-то рассказывали такое?

- В детстве? Нет, никто ничего такого не рассказывал. Да и мало у меня тогда друзей было. В этой части деревни из детей я одна была, а далеко ходить мне мать не разрешала. Так что днем я больше хозяйством занималась: кормила кур, козу, а по вечерам, пока мама не пришла с работы, я с котом играла.

- Значит, ничего необычного?

- Да, ничего необычного, хотя кот у меня был замечательный; ласковый такой и умный. Я играла, будто он всё понимает и умеет со мной разговаривать.

- Как же это? - Заинтересовалась Люба.

- Ну, как - скучно мне было одной по вечерам сидеть, а мама заставляла меня учиться читать и писать. Я брала книжку, садилась у печки и читала по складам сказки коту. А он ложился мне на колени и слушал. И если я хорошо читала, он мурлыкал, а если мне надоедало читать и я начинала что-то сама придумывать, он слегка выпускал когти, и я снова начинала честно читать, ничего не выдумывая. Кот, конечно, читать не умел, но, видимо, он чувствовал, когда я пыталась его обмануть. А еще мы с ним играли в шашки.

- В шашки? С котом?

- Ну, конечно, не с самим котом. Я сама с собой играла, но представляла, будто с котом играю. У моего папы были шашки, и до войны мы с ним играли вместе. А потом я доставала шашки, расставляла на доске, а кот ложился рядом. И я играла. Ходила сама, а потом ходил кот. Вернее, он смотрел на какую-то шашку, и я ей ходила. И знаешь, по большей части он выигрывал, - бабушка рассмеялась.

Люба тоже рассмеялась, но на душе у неё было грустно. Она не знала, что её бабушка в детстве была такой несчастной. Росла без папы и маму редко видела, и только кот был её единственным другом. Раньше Люба считала, что ей не повезло с родителями, которые всё время заняты на своей работе, но теперь она поняла, что ей еще очень хорошо, так как она может в любое время позвонить маме и папе, поговорить с ними. А по выходным они вместе ходят в кино или в парк. А вот бабушка ничего этого не видела.

- Ну ладно, пора мне огурцы поливать, что-то я рассиделась тут, - сказала бабушка Маша и, встав, направилась в огород.

- Я помогу тебе, - поспешила за ней Люба.

Огурцы в этом году должны были уродиться: разрослись они хорошо, много было цветов. Люба носила ведрами воду из бочки, а бабушка поливала огурцы маленьким ковшиком. Вообще-то, поливка огурцов не такое уж веселое занятие для маленькой девочки, поэтому, таская воду, Люба обычно размышляла о чем-нибудь своем: вспоминала прочитанную книжку, думала о планах на завтрашний день или просто фантазировала, представляя себя то сказочной принцессой, то бабой ягой. Да, бывают и такие фантазии. Правда, на этот раз она не могла ни о чем таком думать, так как все мысли её были поглощены отлетом гномов. За две недели она успела так привыкнуть к этим маленьким человечкам, что она и представить не могла, что они вот так возьмут и уйдут. Конечно, Люба понимала, что гномы не всегда будут жить у неё в подполе, что они когда-нибудь отправятся домой, но она не думала что это произойдет так скоро. Даже лето еще не кончилось.

- Ты что такая задумчивая сегодня? - Спросила бабушка у внучки, как только та принесла очередное ведро воды. - Случилось что-нибудь?

- Нет, ничего, - ответила Люба, - просто задумалась.

Подул легкий ветерок. Солнце медленно спускалось к горизонту. Приближался вечер. Дневной зной уступал место вечерней прохладе, и деревенские обитатели, которые не очень любили жару, стали вылезать из своих укрытий. Вылезла из конуры соседская собака, Бобик, и стала усердно вычесывать из своей шерсти блох, зажужжали пчелы, на забор влезла соседская рыжая кошка.

- Бабушка, а ты Ваську нашего не видела? - Поинтересовалась Люба.

- Часа два назад видела. Он, вроде, на пруд пошел.

- Странно, - произнесла девочка, - все кошки в жару прячутся в тени, а он на пруд купаться ходит.

- Много чего странного бывает, - но они все были такие.

- Кто все? - Не поняла Люба

- Коты, что у меня жили.

- А ты помнишь нашего Ваську, когда он был маленьким? - Сама не зная зачем спросила Люба.

Бабушка Маша перестала поливать огурцы, выпрямилась, с кряхтеньем разогнув спину, и задумалась.

- А знаешь, - промолвила она минуту спустя, - не могу вспомнить.

- Или его родителей.

- Нет, не могу, странно даже самой, - старушка усмехнулась, - мне кажется, котята у меня никогда не жили.

- Как же так? Такого быть не может, - возразила Люба.

- Может, - махнула рукой бабушка, - Васька же не всё время у меня живет. Он то приходит, то уходит. Бывает, по полгода его не вижу. А через полгода, может, и не он уже ко мне возвращается, а какой другой кот. Он, наверное, ко мне только кормиться ходит, а семья у него где-нибудь еще. Помню, у нас в деревне белая кошка как-то жила с черным хвостом, так её своей аж в пяти домах считали.

Тут бабушка снова выпрямилась и посмотрела в сторону улицы, прищурив глаза.

- А вон и твой Васька. Я же говорила, что он купаться ходил.

Люба посмотрела в сторону, куда указывала бабушка, и увидела Аню, которая несла что-то в руках. На первый взгляд это был комок водорослей вперемешку с грязью, но, приглядевшись, Люба поняла, что это кот Васька. Девочка бросилась бегом навстречу к подружке.

- Люба, - закричала Аня ещё издали, - я такое видела, такое! Идём скорее! Я тебе всё расскажу.

Люба взяла ведро воды и тряпку. Усевшись у крыльца, девочки принялись отмывать несчастное животное. Кот совсем не сопротивлялся, а Аня тем временем рассказывала:

- Представляешь, сегодня такая сильная жара была, уже несколько дней так жарко, и пруд наш наполовину высох, только посередине немного воды осталось.

- И что,- нетерпеливо перебила подругу Люба.

- Сегодня, как обычно, водяной булькал, как раз посередине. И Васька ваш снова нырял.
Но это он не из-за жары так делает.

- Почему ты так считаешь? - Люба недоуменно уставилась на подругу

- Потому, что он не плавал, а копал! Я только сегодня это поняла. Когда воды мало, то хорошо всё видно было, до самого дна. Он нырнул и стал копать посередине ил и грязь. Потом уж я ничего не увидела, когда он всю воду замутил, а до этого я точно видела. Вот почему он всегда такой грязный приходит. Он что-то в пруду откапывает. Что-то на дне.

- Откапывает? Но почему только в жару? - Спросила Люба и тут же сама нашла ответ на свой вопрос. Но первой сказала Аня:

- Потому что в жару пруд больше пересыхает, и проще до дна доплыть. Наверное, там на дне какая-то рыба прячется в иле. Вот Васька её и пытается откопать.

Девочки изумленно уставились на кота. Кот, в свою очередь, уставился на них, словно хотел тем самым сказать, что большей ерунды он за всю свою жизнь и не слыхивал.

Мысли завертелись у Любы в голове с огромной скоростью. Мысли были настолько необычными и странными, что, казалось, вот-вот в голове прояснится, и найдутся ответы сразу на все вопросы. Но окончательно эти запутанные мысли никак не хотели завязываться в один узелок. А тут еще Анина бабушка позвала внучку домой, ужинать. Аня попрощалась до завтра и пошла домой к неописуемой радости кота Васьки. Дело в том, что после такого купания и мытья Аня всё время причесывала кота. Тот, как ни странно, мыться любил, любил когда с него смывали грязь и водоросли, любил когда его потом сушили, вытирая старой тряпкой как полотенцем, но он не выносил, когда Аня его причесывала расческой. Очень он этого не любил, но терпел. Терпел, видимо, из уважения и чувства благодарности, ведь самому ему пришлось бы всю грязь эту языком вылизывать, что, должно быть, не очень приятно.

Вскоре и Любина бабушка позвала внучку на ужин. Заодно на кухню пришел и кот Васька. Ему досталось блюдце прокисшего молока и остатки каши. Ели молча. После ужина бабушка направилась к подружке, смотреть телевизор. Васька ушел по своим кошачьим делам. Люба, воспользовавшись моментом, спустилась к гномам.

В подполе вовсю шла подготовка к отлёту. Люба даже сразу не признала свой подпол. Одни гномы сворачивали оборудование и складывали его в большие кучи, другие таскали из огорода еду, видимо хотели сделать запас из натуральной пищи перед долгим путешествием. Пряткин спорил с Обжоркиным по поводу того, как лучше упаковывать компьютеры-кубики. Александр всеми руководил. Все суетились так, что никто не заметил спустившуюся к ним Любу.

Девочка откашлялась. На секунду все взглянули на неё, но потом опять продолжили свои дела. Александр отвлекся от своей работы и подошел к девочке.

- Мы сегодня ночью улетаем. Я честно хотел еще продлить экспедицию на пару дней, но все взбунтовались, домой хотят. Устали жить в подполье.

- Что же, хорошо, - холодно ответила Люба, - счастливо вам добраться до дома.

- Не обижайся, мы действительно должны уже лететь.

- Ладно, ладно, - сказала девочка, поднимаясь вверх по лестнице, - не хотела вас отвлекать. Думала, что вы заинтересуетесь кое-чем.

- Нам пора, - с горечью в голосе произнесла Незабудка, присоединившись к разговору.

- Хорошо-хорошо, - наиграно вежливо произнесла Люба. - Просто я подумала, вам будет интересно. Я просто нашла вашего Профессора.
Рубрики Из сборника Про девочку Любу